УДК 37

ОБРАЗОВАНИЕ В ЛАКЕЯХ У ГОСУДАРСТВА

Карпенко Александр Александрович
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение основная общеобразовательная школа № 19 пос. Степного муниципального образования Тихорецкий район
учитель истории

Аннотация
В статье поднимаются две наиболее важные, по мнению автора, проблемы современного образования, в особенности общего и среднего общего. Первая проблема – бюрократизация образовательного процесса. Вторая проблема – воспроизводство педагогами «культурного произвола» властно-управленческого аппарата. Проведенное исследование позволяет утверждать о высокой степени бюрократизации образовательного процесса, что отмечается и самими педагогами. А педагогическое сообщество воспроизводит элементы «подданнической» культуры, а так же транслируют ее во взаимодействии с учениками. Что в свою очередь, способствует становлению человека-лукавого как наиболее распространенного типа поведения.

Ключевые слова: «культурный произвол», «подданническая» культура, бюрократизация, властно-управленческий аппарат, образование, человек-лукавый


EDUCATION IN SERVANTS OF STATE

Karpenko Alexander Alexandrowitch
Municipal government-financed comprehensive school №19, settlement Stepnoy of municipality Tikhoretsk district
teacher of history

Abstract
The two most important, to author’s mind, problems of contemporary education, especially general and secondary are considered in the article. The first problem is bureaucratization of educational process. The second problem is reproduction by teachers of “cultural lawlessness” of authoritative administrative staff. The made study allows to state about high degree of bureaucratization of educational process what the teachers themselves note. And pedagogical community reproduces the elements of “paternalistic” culture as well as relay it in relationship with pupils that in its turn assists formation of dodger as the most popular type of behavior.

Keywords: authoritative administrative staff, bureaucratization, cultural lawlessness, dodger, education, paternalistic culture


Библиографическая ссылка на статью:
Карпенко А.А. Образование в лакеях у государства // Современная педагогика. 2014. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://pedagogika.snauka.ru/2014/03/2201 (дата обращения: 08.10.2017).

Практика преподавания в общеобразовательной школе и общения с педагогами из разных обще и средне общеобразовательных школ (далее ООШ и СОШ) города Тихорецка и Тихорецкого района привела к постановке двух, на мой взгляд, актуальных проблем: 1) бюрократизация педагогической деятельности в ООШ и СОШ; 2) воспроизводство педагогами «культурного произвола» властно-управленческого аппарата. В связи, с чем был проведен (с апреля по май 2013 года) социологический опрос на тему: «Восприятие и оценка реформы общего среднего  образования учителями ООШ и СОШ г. Тихорецка и Тихорецкого района (локальный аспект)». В данном опросе приняло участие 125 сотрудников школ, среди них: директоров-5; зам.директоров-9; учителей предметников-111. По половому признаку было получено следующее распределение: женщин 115, мужчин 10.  Опрос был проведен как в сельских школах, так и в городских и в гимназиях.

Проведение социологического опроса и интерпретация полученных данных, всегда сопровождается рядом проблем, которые были отмечены Пьером Бурдье. Во-первых, не все люди способны на производство собственного мнения, во-вторых, не все мнения значимы и имеют одинаковую реальную силу, и, в-третьих,  далеко не всегда среди опрашиваемых имеется консенсус в отношении проблематики [1]. Учитывая эти сложности задачей опроса было не выявление общественного мнения  учителей, а попытка выявить преобладающие мыслительные конструкции в педагогическом сообществе.

Существенным недостатком подобных исследований является индуктивный метод, который используется при построении выводов, поэтому достоверность таких умозаключений является, по замечанию И.Д. Коротца «вероятностными, причем, их вероятность может колебаться в очень широких пределах» [2, с. 128]. Истинными заключениями могут являться продукты дедуктивных рассуждений, но сформулировать дедуктивные положения либо крайне сложно, поскольку это положение должно быть истинно по отношению ко всей совокупности изучаемых объектов, явлений, случаев, либо эти положения будут банальными. Однако, как утверждал К.Р. Поппер «Я не верю, что мы вообще делаем индуктивные обобщения в том смысле, что начинаем с наблюдений и извлекаем из них теории… Ни на одной из ступеней научного развития нельзя начинать без какого-то подобия теории, будь это гипотеза, предубеждение или проблема, часто технологическая, которая направляет наши наблюдения и помогает отбирать из бесчисленных объектов наблюдения те, которые представляют для нас интерес» [3, с.155].

Основой для данного исследования послужили выводы И.Д. Коротца о сложившемся в тоталитарной системе и доминирующем в современном российском пространстве «подданнического» паттерна. Для такого паттерна, который противостоит «гражданскому», характерно следующее: 1. подданный не владеет собственными ресурсами, а доступ к ним зависит от степени лояльности к сети, корпорации; 2. отсутствие четкой и ясной позиции, а так же ее подверженность изменениям под воздействием внешней сети; 3. принятие решений и действия диктуются коллективными стереотипами, а не индивидуальным осмыслением и выбором в сложившейся ситуации; 4. право выступает как ограничение для индивида, которое необходимо преодолеть, выходя за границы нормативности. Нормы в таком случае выступают способом укрепления подданнического паттерна, можно добавить, господствует принцип «игры с правилами»; 5 отсутствует целостное осмысление тотальной сети, которая воспринимается как абсурдная, но неизбежная [4, с. 149-150].  Господство «подданнического» паттерна, вероятно, породило феномен двоемыслия-человека лукавого. Такой человек «приспосабливается к социальной действительности, ища допуски и лазейки в ее нормативной системе, то есть способы использовать в собственных интересах существующие в ней «правила игры», и в тоже время – что не менее важно – постоянно пытаясь в какой-то мере обойти эти правила» [5, с. 197-198]. Педагогическое сообщество не является здесь исключением,- лукавство, ложь, хитрость,- являются типичными формами поведения большинства учителей. На курсах по аттестации педагогов, участие в которых принимал и автор этих строк, лекторы из ККИДППО (Краснодарский краевой институт дополнительного профессионального педагогического образования) утверждали, что одним из главных условий реализации ФГОС (федерального государственного образовательного стандарта) является внутреннее принятие педагогами этих стандартов. В приказе Министерства образования и науки Российской Федерации от «17»  декабря  2010 г. № 1897  пункте 7 [6] написано, что стандарт должен быть положен в основу деятельности всех сотрудников образовательных учреждений. Но на вопрос:  «Как Вы считаете, Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) будет способствовать становлению личности, отвечающей требованиям постиндустриальной (информационной) экономики?»[1], ответы распределились следующим образом: определенно да  7.2%; скорее да 28%; скорее нет 46.4%; определенно нет 13.6%; ничего не изменится 3.2%; не указали ответа в анкете 1.6%. Как видно из данных большинство педагогов не верят в ФГОС, но будут вынуждены соблюдать и воспроизводить его в силу своих обязанностей. Вероятно, такое положение дел приведет к имитации соблюдения ФГОС, а так же к поиску лазеек, которые позволят минимально нарушить повседневную рутину педагогов.

Подтверждением воспроизводства педагогами характеристик «человека-лукавого» служит феномен «тихий треп в учительской». Предметом такого «трепа» нередко является критика системы образования, ее реформ, модернизации, бессмысленных приказов министерства, некомпетентности сотрудников местного управления образования, ее методистов, тьютеров и т.д. Но поведение педагогов быстро меняется в случае общения с этими «некомпетентными сотрудниками», критика и негативные аспекты «забываются», а лесть и услужливость выходят на первый план. Двоемыслие выступает условием «спокойной жизни» педагога, а возможно и карьерного роста, поскольку именно от степени лояльности зависит доступ к ресурсам корпорации. К тому же лояльность может стать «платой» за наличие пробелов в работе педагога. Стоит отметить, что в таких условиях критика со стороны педагогов становится бесплодной, бесполезной и больше напоминает стрельбу холостыми патронами. Причиной такой бессмысленной критики становится отсутствие возможности разрыва [8, с. 35] с институтом образования. В целом для всей системы образования это можно объяснить тем, что «подданнический» паттерн и характеристики человека-лукавого воспроизводятся на всех уровнях и во всех образовательных учреждениях, то есть переход из одной школы в другую не имеет смысла, поскольку формы поведения и взаимодействия в другой школе основываются на тех же принципах, что и в предыдущей, главным качеством сотрудника остается лояльность к администрации на любом уровне. Конкретно для школ Тихорецка и Тихорецкого района значение имеет и возрастной фактор, средний возраст педагога 49,7 лет[2], в основном это педагоги, которым осталось несколько лет до выхода на пенсию, и чтобы доработать, они имитируют адаптацию к изменениям и воспроизводят уже сложившиеся формы взаимодействия с администрацией.

Наиболее заметным результатом реформы образования становится его бюрократизация. Под бюрократизацией понимается процесс становления бюро, то есть обретение и постоянное воспроизводство тех характеристик, которые были описаны М.Вебером [9].   Поэтому бюрократизацию в уже сложившемся бюро, можно определить как процесс включения в «зону отчетности» тех видов деятельности, которые ранее не контролировались администрацией и составляла определенное пространство свободы для педагога. Поясню на примере. До введения ЕГЭ преподаватели не писали никаких диагностических карт на каждый класс и каждого ученика, какие он задания может выполнять, а какие нет. Такой формы отчетности о подготовке учеников к экзаменам не было, теперь ведение таких диагностических карт обязательно[3].

Из проведенного опроса очень хорошо видно, что учителя почти единогласно отмечают возрастание бюрократических функций педагогов. Как Вы считаете, стало ли у учителей больше «бюрократических обязанностей»?: определенно да – 82,4 %, скорее да – 12 %, скорее нет – 2,4 %, определенно нет – 0,8 %, ничего не изменилось – 0 %, затрудняюсь ответить – 0 %, не ответили на вопрос – 2,4 %. Следствием увеличения «бюрократических обязанностей» и «бумажной волокиты» педагогической деятельности стало отодвигание самого важного, для чего существуют образовательные учреждения – образования, на второй план. Таким образом, основная образовательная функция учителя превращается в побочный продукт образовательной деятельности. Ответы на вопрос: «Как Вы считаете, происходит ли подмена функций учителя (социальных, образовательных) административными?», – распределились следующим образом:  определенно да – 42,4 %, скорее да – 38,4 %, скорее нет – 4 %, определенно нет – 1,6 %, затрудняюсь ответить – 12,8 %. Как видно сами педагоги отмечают данную тенденцию.

Итак, большинство преподавателей убеждены, что выполнение административных и управленческих функций не должно входить в обязанности педагогического состава образовательного учреждения. Что подтверждает проведенный опрос: «Как Вы считаете, должен ли преподаватель выполнять административные, управленческие функции?», – определенно да 4,8 %, скорее да 7,2 %, скорее нет 43,2 %,определенно нет 39,2 %, затрудняюсь ответить 4,8 %, не указали ответа 0,8 %. Однако, при этом более половины опрошенных педагогов такую обязанность как написание поурочных планов вообще не считают бюрократической функцией. «Как Вы считаете должен ли преподаватель писать поурочные планы?», – определенно да 31,2 %, скорее да 29,6 %, скорее нет 11,2 %, определенно нет 9,6 %, затрудняюсь ответить 0,8 %. К стандартным вариантам был добавлен следующий ответ: «каждый преподаватель должен решать для себя сам», именно этот вариант, при ответе на вопрос, указали 17,6 % респондентов. Вероятно, можно предположить, что большинство преподавателей не готовы, поскольку это не является господствующим паттерном, признать за каждым педагогом право на выбор и индивидуальную ответственность за принятое решение.

Немало учителей высказалось в поддержку написания рабочих программ, диагностических карт и т.д. «Как Вы считаете, должен ли преподаватель разрабатывать рабочие программы по предмету (курсу), индивидуальные учебные планы, диагностические карты?», – определенно да 13,6 %, скорее да 19,2 %, скорее нет 39,2 %, определенно нет 25,6 %, затрудняюсь ответить 2,4 %.

Из полученных данных видно, что написание поурочных планов для 60,8 % педагогов не является бюрократической функцией, так же как и для 29,8 % написание рабочих программ, индивидуальных учебных планов, диагностических карт  и т.д. Часть преподавателей воспринимает эти обязанности как должное, которое они выполняют, либо вырабатывают индивидуальные способы обхода правил. Другая часть критикует подобные обязанности, считая их бесполезными и мешающими выполнению основных обязанностей педагога, но в силу отсутствия возможностей для разрыва с системой, вынуждены либо соблюдать правило, либо имитировать соблюдение.

С позиций нормативизма задача исследователя заключается в поиске технологий достижения идеала и устранения диссонанса. Поэтому для решения проблемы бюрократизации педагогической деятельности было бы необходимо предложить технологии, которые позволили бы четко разграничить функции между администрацией и педагогическим составом образовательного учреждения. В свою очередь это позволит: 1) устранить дублирование функций; 2) исключить возможность сбрасывания на педагогов  бюрократических функций; 3) даст возможность педагогам значительно больше времени уделять своей важнейшей обязанности – обучению учеников, что может привести к повышению качества образования в целом. Но нормативизм обременен двумя существенными проблемами. Во-первых, сам идеал, которого так желают воплотить в реальности, не ставится под сомнение и не подвергается критике[4]. Во-вторых, наличие постоянного диссонанса в реальности, обрекает исследователя на «вечный» поиск методов и технологий решения проблем и достижения идеала.  В связи, с чем нормативизм не может выступать в качестве достаточной модели для анализа.

Проблему бюрократизации образовательного процесса следует дополнить рассмотрением господствующих мыслительных конструктов в педагогическом сообществе. Здесь наиболее продуктивным, на мой взгляд, дополнением к нормативизму является концепт бюрократии В.П. Макаренко. Исходя из этого, эвристическим потенциалом обладают следующие вопросы: воспроизводят ли преподаватели элементы «бюрократических отношений», «государственного формализма», «политического рассудка»?[5] Какова степень свободы педагогов от бюрократических стереотипов восприятия социальной реальности и навязываемых властно-управленческим аппаратом идеологии?

Анализ Пьера Бурдье педагогической деятельности поможет приблизиться к ответам на указанные вопросы. Любое «педагогическое воздействие» имеет своей целью воспроизводство «культурного произвола» господствующего класса. Отбор культурных значений группы или класса как символической системы является произвольной, поскольку не может быть выведено из какого либо универсального принципа. Легитимное «педагогическое воздействие», обладающее господствующей легитимностью в определенной социальной формации есть произвольное внушение господствующего «культурного произвола». Главная функция педагогического учреждения является воспроизводство образа жизни господствующего класса, а так же поддержание порядка, «т.е. воспроизводства силовых отношений между группами и классами» [12, с. 53].

Институциональная система есть не только «правила игры, ограничивающие действия агента, но и создающая определенные возможности. Институты системы образования стремятся «…гарантировать корпусу агентов, отобранных и подготовленных, чтобы обеспечивать обучение, такие институциональные условия, которые в одно и тоже время освобождают и мешают им осуществлять ШТ (школьный труд, – прим.автора), допускающий разнообразие и инакомыслие» [12, с. 67]. В целом институциональные условия таковы, что в явном виде не запрещают инакомыслие, но при этом максимально эффективно способствуют трансляции культурного произвола господствующего класса или группы. При этом система образования «… должна гарантировать институциональные условия однородности и ортодоксии ШТ, она стремиться наделить агентов, отвечающих за обучение, равной подготовкой и уравненными и уравнивающими средствами» [11, с. 68]. В качестве уравненных и уравнивающих средств выступаю рабочие программы, учебники, методички и различные вспомогательные средства для педагога, которые выступают не только в качестве вспомогательных средств, но и инструментом контроля против «индивидуальной ереси» учителя. Для подтверждения этого достаточно взглянуть на должностные обязанности учителя, указанные в Единый квалификационный справочник, в раздел «Квалификационные характеристики должностей работников образования». Где собственно указано следующее: «…способствует формированию общей культуры личности,… освоения образовательных программ, … в том числе по индивидуальным учебным планам, ускоренным курсам в рамках федеральных государственных образовательных стандартов… Планирует и осуществляет учебный процесс в соответствии с образовательной программой образовательного учреждения, разрабатывает рабочую программу по предмету, курсу на основе примерных основных общеобразовательных программ и обеспечивает ее выполнение…» [13] (прим. – курсив автора). ФЗ «Об образовании» вступивший в силу 29.12.12 г. дает определение основных понятий, где федеральный государственный образовательный стандарт определяется как «совокупность обязательных требований к образованию определенного уровня и (или) к профессии, специальности…» [14]. «Примерная основная образовательная программа – учебно-методическая документация (примерный учебный план, примерный календарный учебный график, примерные рабочие программы учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иных компонентов), определяющая рекомендуемые объем и содержание образования определенного уровня и (или) определенной направленности…» [15]. Таким образом, содержание образования фактически контролируется государственными учреждениями, а значит властно-управленческим аппаратом. В пространстве Российской Федерации это приводит к трансляции в образовательных учреждениях «подданнической» культуры, нейтрализации критики государственной политики и политического режима в целом, воспитанию лояльных господствующей «элите» лакеев.

Следствием необходимости гарантировать однородность и ортодоксию школьного труда является потребность и стремление педагогического сообщества привести к одному виду преподаваемый материал, что ведет к становлению рутины. Поэтому одно из базовых противоречий педагогической деятельности можно сформулировать следующим образом: с одной стороны педагогическая деятельность требует от педагога постоянного совершенствования в профессиональном поле (прежде всего интеллектуальное развитие), с другой стороны институциональные условия системы образования направлены на создание таких условий, которые препятствуют интеллектуальному развитию, или дозируют его и направляют в русло необходимое властно-управленческому аппарату, что выражается в бесплодных и бесполезных государственных курсах по повышению квалификации педагогов, и огромному количеству бесполезной «бумаги», рекомендованной для использования на уроках.

Одна из важнейших проблем заключается в том, что педагоги, осознанно или нет, поддерживают символическую систему господствующей группы. Стремление преподавателей в воспроизводстве собственной ценности, не нашло бы поддержки господствующего класса, если бы это не способствовало поддержанию и укреплению легитимного «культурного произвола».  Дело в том, что значимость педагога определяется его готовностью транслировать, и делать это довольно успешно, символическую систему господствующей группы, если же педагог этого не делает, то его труд становится бессмысленным для властно-управленческого аппарата, а значит, учитель теряет средства к существованию. Поэтому педагоги материально заинтересованы воспроизводить свою ценность, а значит поддерживать господствующий порядок. Дополнительными механизмами, в поддержании порядка и одновременно ценности педагогического труда, могут служить такие конкурсы, которые проводит Министерство образования РФ, как, к примеру «учитель года».  Таким образом, педагоги выступают в качестве одних из первых адептов «культурного произвола» господствующего класса.

Проведенный опрос показал интересный факт. Учителям был представлен следующий вопрос: «Как Вы считаете, Россия должна перенимать опыт европейских государств в сфере системы образования?», – определенно да 8 %, скорее да 24,8 %, скорее нет 44 %, определенно нет 13,6 %, затрудняюсь ответить 8,8 %, не дали ответа на вопрос 0,8 %. Как видно сумма процентов по ответам «определенно нет» и «скорее нет» (57,6 %) значительно больше, чем по ответам «определенно да» и «скорее да» (32,8 %). При этом данные по возрастным группам показали, что педагоги в возрасте от 26 до 35 более склонны к «изоляционизму». Данные по этой группе распределились следующим образом (группа 28 человек, данные не в процентах): определенно да 3, скорее да 4, скорее нет 16, определенно нет 2, затрудняюсь ответить 2, не дали ответа 1. В возрастной группе от 46 до 55 данные таковы (группа 45 человек, данные не в процентах): определенно да 3, скорее да 13, скорее нет 15, определенно нет 9, затрудняюсь ответить 4, не дали ответа 1. В процентном соотношении от общего количества респондентов в группе от 46 до 55 ответ «скорее нет» дали 12 %, против 12,8 % в группе от 26 до 35. По другим группам ситуация схожая большинство из каждой группы отдали предпочтение ответу «скорее нет». Группа от 36 до 45 (28 человек, данные не в процентах):  определенно да 1, скорее да 8, скорее нет 11, определенно нет 3, затрудняюсь ответить 3, не дали ответа 2. Группа от 56 и выше (21 человек, данные не в процентах): определенно да 1, скорее да 5, скорее нет 11, определенно нет 3, затрудняюсь ответить 1.

Исходя из этого, можно отметить, что идеологии «изоляционизма» симпатизируют все возрастные категории. К тому же это подтверждает тот факт, что педагоги не освободились от дилеммы «…самостоятельности и заимствование внешних образцов развития» [16, с. 8]. Старое убеждение «…Россия шла, идет и будет идти своим особым евроазиатским путем развития» [16, с. 5] до сих пор остается господствующим конструктом среди педагогов. В связи, с чем возникает вопрос: Разделяют ли преподаватели господствующие конструкты властно-управленческого аппарата? Такие как: «суверенная демократия», «Россия – энергетическая сверхдержава», необходимость для России «жесткой руки», «шаблонный либерализм».

В связи с указанными проблемами возникает необходимость для всего педагогического сообщества и каждого учителя в отдельности вырабатывать «дистанцию» [16] по отношению к господствующей символической системе, «модным» концепциям, объясняющих прошлое и настоящее страны.

Таким образом, можно сделать некоторые выводы. Проблема бюрократизации образовательного процесса отмечается почти всеми педагогами. Преподаватели воспроизводят элементы «подданнической» культуры и воспитывают своих учеников в ее рамках. Содержание образования, контролируемое господствующей «элитой», направлено на воспитание лояльных, этой же «элите», лакеев. Исходя из этого, необходимо сформулировать идею свободы педагога в рамках системы образования и идею автономии образования от государства, содержание которого будет контролироваться гражданской общественностью.


[1] Содержание ФГОС определено новыми, по мнению авторов, условиями перехода России из индустриального в постиндустриальное общество. «Необходимость определения Фундаментального ядра содержания общего образования вытекает из новых социальных запросов, отражающих трансформацию России из индустриального в постиндустриальное (информационное) общество, основанное на знаниях и высоком инновационном потенциале. Процессы глобализации, информатизации, ускорения внедрения новых научных открытий, быстрого обновления знаний и появления новых профессий выдвигают требования повышенной профессиональной мобильности и непрерывного образования. Новые социальные запросы определяют новые цели образования и стратегию его развития. Фундаментальное ядро содержания общего образования, в свою очередь, конкретизирует цели как результаты общекультурного, личностного и познавательного развития учащихся».

Фундаментальное ядро содержания общего образования / Рос. акад. наук, Рос. акад. образования; под ред. В. В. Козлова, А. М. Кондакова. — 4-е изд., дораб. —М. : Просвещение, 2011. — 79 с. — (Стандарты второго поколения).

[2]   Средний возраст рассчитывался на основе формулы структурной средней – моды в интервальном ряду

[3]  И таких «зон отчетностей» стало больше. От педагога требуется наличие рабочей программы по предмету, которая является перепечатанной версией примерной рабочей программы, выпущенной или одобренной министерством образования РФ, календарно-тематическое планирование, поурочные планы, воспитательные планы, даже ПРОТОКОЛЫ родительских собраний. Все эти «зоны отчетности» включены в должностные инструкции педагога.

[4]  К примеру, современные школы, способы их организации, а так же связь образования, работы, дохода воспринимаются как норма и считаются безальтернативными, а наши действия направлены на их постоянное «усовершенствование». Усомнился в такой организации Иван Иллих. В 1971 году он написал книгу «Общество, отказавшееся от образования», в которой утверждал, что «…в современных школах не развиваются познавательные способности учащихся, их здравый смысл и умение самостоятельно мыслить. Скорее они приобретают умение дорожить материальными ценностями и техническими знаниями и таким образом попадают в постоянную зависимость от квалифицированных специалистов и бюрократов… Чем следует заменить школы? Иллих призывал к созданию “праздничной” атмосферы в учебных заведениях, где людей будут обучать любимому делу, а не навязывать идеи, которые их не вдохновляют. В этих частных школах следует обучать грамоте или определенным профессиональным навыкам». Цитата взята из работы Смелзера Н. Социология: пер. с англ. – М.: Феникс, 1998. Гл. 14.

[5]   Понятия «бюрократические отношения», «государственный формализм», «политический рассудок» были предложены и охарактеризованы  В.П. Макаренко «Обслуга государственной машины России: политико-идеологический свойства»,  Политическая концептология № 1, 2011 г.


Библиографический список
  1. Бурдье П. Социология политики. М., 1993.
  2. Коротец И.Д. Риторика 100 экзаменационных ответов. М.- Ростов-на-Дону, 2006.
  3. Поппер К.Р. Нищета историцизма. М., 1993.
  4. Коротец И.Д., Никулина М.А. Экологическое мировоззрение эпохи стихийной глобализации. – Ростов-на-Дону, 2007.
  5. Левада Ю. А. Сочинения: проблема человека // Ю. А. Левада: [сост.Т. В. Левада]. – Москва: Издатель Карпов Е.В., 2011.
  6. Приказ Министерства образования и науки РФ от 17 декабря 2010 г. № 1897 “Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования” // Официальный информационно-правовой портал URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/55070507 (дата обращения 25.09.2013).
  7. Фундаментальное ядро содержания общего образования / Рос. акад. наук, Рос. акад. образования; под ред. В. В. Козлова, А. М. Кондакова. — 4-е изд., дораб. —М.: Просвещение, 2011.
  8. Макаренко В.П. Проблема общего зла: расплата за непоследо­вательность. – М.: Вузовская книга, 2000.
  9. Масловский М.В., Теория бюрократии М.Вебера и современная политическая социология. Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 1997.
  10. Смелзер Н. Социология: пер. с англ. – М.: Феникс, 1998.
  11. В.П. Макаренко «Обслуга государственной машины России: политико-идеологический свойства» // Политическая концептология. 2011. № 1.
  12. Бурдье П., Пассрон Ж. Воспроизводство: элементы теории системы образования, М., 2007.
  13. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 26 августа 2010 г. N 761н “Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел “Квалификационные характеристики должностей работников образования”. С изменениями и дополнениями от 31 мая 2011г. // Официальный информационно-правовой портал URL: http://base.garant.ru/199499 (дата обращения: 1.10.2013).
  14. Федеральный закон «Об образовании» от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ // официальный интернет-портал Министерства образования и науки Российской Федерации. URL: http://минобрнауки.рф/документы/2974/файл/1543/12.12.29-ФЗ_Об_образовании_в_Российской_Федерации.pdf  (дата обращения: 27.09.2013).
  15. Макаренко В.П., Проблема дистанции при описании социополитической динамики России // Политическая концептология. 2009. № 1.


Все статьи автора «Карпенко Александр Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: