УДК 376.63

К ВОПРОСУ О СОЗАВИСИМОСТИ КАК СЛЕДСТВИИ ПАТОЛОГИЗАЦИИ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Кухарчук Ольга Валерьевна1, Черткова Вероника Валентиновна2
1ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, доцент кафедры специальной психологии
2ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, студентка 3 курса

Аннотация
В статье рассматривается взаимосвязь семейной сплоченности с уровнем эмпатии и показателями социально-психологической адаптации у подростков из неблагополучных семей. Критерием неблагополучия семьи выступала алкогольная зависимость.

Ключевые слова: дисфункциональность детско-родительских отношений, неблагополучные семьи, семейная сплоченность, семейные условия, созависимость, социально-психологическая адаптация подростков, уровнь эмпатии


ON THE ISSUE OF CO-DEPENDENCE AS A CONSEQUENCE PATHOLOGIZING FAMILY RELATIONSHIPS

Kukharchuk Olga Valerevna1, Chertkov Veronika Valentinovna2
1Saratov State University N.G. Chernyshevsky, assistant professor of special psychology Ph.D., assistant professor of special psychology
2Saratov State University N.G. Chernyshevsky, 3rd year student

Abstract
The article discusses the relationship of family cohesion to the level of empathy and indicators of social and psychological adaptation of teenagers from disadvantaged families. The criterion of ill family acted alcohol dependence.

Библиографическая ссылка на статью:
Кухарчук О.В., Черткова В.В. К вопросу о созависимости как следствии патологизации семейных отношений // Современная педагогика. 2015. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://pedagogika.snauka.ru/2015/12/5132 (дата обращения: 01.10.2017).

Как показывают многочисленные исследования, семейные условия в значительной степени предопределяют жизненный путь ребенка (З. Фрейд, Э.Берн, Дж. Боулби, В. Сатир, Б. Хеллингер и др.). Помимо сознательного, полноценного и целенаправленного воспитания, которое дают родители, на ребёнка воздействует вся внутрисемейная атмосфера, причем эффект этого воздействия с возрастом накапливается, преломляясь в структуре личности. Современные психолого-педагогические исследования, посвященные проблеме формирования личности ребенка в семье с алкогольнозависимым родителем, приводят к выводу о постепенном закреплении сложного комплекса психологических, поведенческих и межличностных отклонений у членов данной семьи, подлежащего коррекционной работе. [1, с. 48]. Совместная жизнь с больным алкоголизмом приводит к серьёзным личностным сдвигам, комплекс которых обозначается специалистами термином «созависимость».

Созависимость определяют как эмоциональное, психологическое и поведенческое состояние членов семьи, резвившейся в результате длительной подверженности стрессу и использования подавляющих правил, которые не позволяют открыто выражать свои чувства, а также прямо обсуждать личностные и межличностные проблемы Созависимыми могут стать жены, дети, родственники и даже близкие друзья больного.

У детей, выросших в семьях, в которых один или оба родителя пьют, психологическая созависимость – результат незавершенности формирования определенных психологических структур в силу дисфункциональности детско-родительских отношений. Если учесть, что дисфункциональной является семья, в которой нарушено выполнение семейных функций, ролей и закрепился негармоничный стиль семейного воспитания [2, с. 64], то повышенный риск формирования созависимости отмечен там, где существует любая форма зависимости у одного из членов семьи (химической и нехимической), а также в семьях с негармоничным стилем воспитания (авторитарность, эмоциональное отвержение, завышенные требования, инфантилизация ребенка, противоречивое воспитание).

Главная характеристика созависимости – направленность личности вовне, недостаток уверенности в себе, что обусловлено её заниженной самооценкой и стремлением получить подтверждение своей значимости от окружающих. Это приводит к формированию у человека «пораженческих» жизненных стратегий, вытекающих друг из друга:

  • Стремление казаться лучше, чем ты есть, основанное на недоверии к себе, негативной Я-концепции.
  • Стремление исправить себя, занимаясь социально одобряемыми видами деятельности и стараясь «подняться» в собственных глазах.
  • Стремление угождать другим, чтобы они заметили, оценили. Данная стратегия чревата разочарованиями, если надежда на благодарность других не оправдывается.
  • Агрессивно-оборонительная позиция: все плохие, я хороший.
  • Склонность к спасательству: «Я знаю, как лучше, и всех научу».
  • Склонность к различного рода зависимостям: от алкоголя, пищи, работы, общения, секса, экстремальных видов спорта и др.
  • Стремление к тотальному контролю окружающих и обстановки и другие [3, с. 17].

Жизнь с пьющим(и) родителем характеризуется непредсказуемостью, неудовлетворенностью основных потребностей членов семьи, отсутствием открытых тёплых отношений между ними, замалчиванием семейных проблем, зависимостью от эмоционального состояния друг друга. Специфическая семейная обстановка определяет важнейшие особенности процесса взросления детей из неблагополучных семей, которые заключаются в том, что:

  • дети вырастают с убеждением, что мир – это небезопасное место и доверять людям нельзя (базовое недоверие миру);
  • дети вынуждены скрывать свои истинные чувства и переживания, чтобы быть принятыми взрослыми;
  • дети не умеют осознавать свои чувства и потребности, соответственно, чувства и потребности других людей, что ведёт к проблемам в межличностном общении и самореализации;
  • дети чувствуют эмоциональное отвержение взрослых, когда по неосмотрительности допускают ошибки, не оправдывают ожиданий взрослого, открыто проявляют свои чувства и потребности;
  • дети, особенно старшие в семье, вынужденно берут на себя ответственность за поведение других людей. Их часто осуждают за поведение их родителей;
  • родители не разделяют чувств и не одобряют поведения ребенка; безразличие или осуждение его поступков формирует отрицательную оценку его личности в целом;
  • дети чувствуют себя заброшенными;
  • дети чувствуют себя особенными, «не такими как все», считают себя хуже других;
  • дети уходят в мир фантазий, не вырабатывая способности бороться с трудностями реальной жизни и становиться хозяином своей судьбы;
  • родители могут не воспринимать ребенка как отдельное существо и считать, что ребенок должен чувствовать и делать то же, что и они, выглядеть так же, как они;
  • самооценка родителей может зависеть от поведения ребенка; родители могут относиться к ребенку как к равному, взрослому, не давая ему возможности быть ребенком;
  • дети предрасположены к зависимости от других, поскольку длительное время зависели от состояния родителей;
  • у детей выражен «комплекс жертвы», привычка проигрывать;
  • чувства, которые когда-то возникли у ребенка в ответ на ситуацию в семье, такие как гнев, обида, страх, вина, становятся движущими силами в его дальнейшей жизни [4, с. 81].

Опираясь на вышесказанное, мы поставили цель изучить взаимосвязь семейной сплоченности с уровнем эмпатии и показателями социально-психологической адаптации у подростков из неблагополучных семей. Критерием неблагополучия семьи выступала алкогольная зависимость родител(я)ей. В качестве диагностического инструментария применялся комплекс методик:

1) «Исследование уровня эмпатийных тенденций» И.М. Юсупова;

2) «Шкала семейной адаптации и сплоченности (FACES-3)» Д.Х. Олсона, Дж. Портнера, И. Лави, адаптированная М. Перре (1986г);

3) методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда в модификации А.К. Осницкого.

В исследовании приняли участие 40 подростков 13-15 лет; учащиеся СОШ № 97 г. Саратова; по 20 участников в экспериментальной и контрольной группах.

Изучение уровня и особенностей эмпатии у подростков подтвердило наше первоначальное предположение о том, что в экспериментальной группе показатели будут занимать крайние позиции: уровень эмпатии окажется или слишком высоким, или низким. 15% подростков из экспериментальной и 15% из контрольной группы показали очень высокий уровень эмпатии. При таком уровне болезненно развито сопереживание, характерно плохое самочувствие в присутствии «тяжёлых» людей, ранимость, испытывается комплекс вины из опасения причинить людям хлопоты. Высокий уровень эмпатии представлен у 10% подростков из неблагополучных семей и 30% подростков контрольной группы. Эти подростки чувствительны к состоянию и проблемам окружающих, эмоционально отзывчивы, общительны, стараются не допускать конфликты; хорошо переносят критику в свой адрес, доверяют своей интуиции и чувствам больше, чем аналитическим выводам. Треть испытуемых экспериментальной группы продемонстрировали средний уровень эмпатии (35%), основными негативными характеристиками которого являются следующие определения: склонны судить других по поступкам, а не по личным впечатлениям; контролируют свои эмоциональные проявления; предпочитают не высказывать свою точку зрения, не будучи уверенными в том, что она будет принята; затрудняются прогнозировать развитие отношений между людьми. В контрольной группе данный результат отмечен у 30% респондентов.

Низкий уровень эмпатии выявлен у 25% подростков экспериментальной группы и 15% подростков контрольной группы. Эти подростки испытывают затруднения при установлении контактов с людьми, плохо понимают подоплёку поступков и эмоциональных проявлений окружающих, лучше работают в одиночку, чем в коллективе. Очень низкий уровень эмпатийных тенденций характеризует 15% подростков интересующей нас группы и 10% подростков контрольной группы. Представители данного уровня испытывают значительные сложности в общении со сверстниками, детьми младшего возраста и людьми более старшего возраста; не умеют выражать свои чувства, понимать чувства других; болезненно реагируют на критику, замыкаются.

Таким образом, средний и низкий уровни эмпатии характерны 65% подростков из неблагополучных и 45% подростков из благополучных семей. Высокий и очень высокий уровень эмпатии показали 25% и 45% подростков соответственно. С нашей точки зрения, у испытуемых различны механизмы формирования очень высокого уровня эмпатии: у подростков контрольной группы это результат сочетания эмоциональной чувствительности как индивидуальной особенности и гиперопеки родителей, тогда как у подростков из неблагополучной семьи высокая эмпатийность является результатом развития психологической созависимости. У подростков, воспитывающихся в благополучных семьях, высокая эмпатийность может быть обусловлена возрастными задачами и снизиться в юношеском возрасте. В неблагополучной семье она имеет тенденцию к закреплению и принимает болезненный характер. Низкий уровень эмпатии у подростков экспериментальной группы объясним с точки зрения отсутствия близких эмоциональных отношений и стремления скрыть свои истинные чувства от других членов семьи. Также это следствие отгораживания от стрессогенного окружения и собственных негативных чувств, вместе с которыми подавляются и позитивные чувства.

Показатели семейной сплоченности по методике FACES-3 подтвердили наше предположение о низких и средних уровнях в неблагополучных семьях (80%) и среднем и высоком уровне в благополучных (90%). Это свидетельствует о том, что в семьях подростков экспериментальной группы плохо развиты эмоциональные связи между членами семьи, размыты границы, нет единства в выработке и принятии совместных решений, организации и проведении досуга. Ещё более выражена разница в показателях семейной адаптации в обеих группах, что говорит о нарушении адаптивного взаимодействия между членами семьи. В таких семьях размыты семейные роли, правила внутри семьи неопределенны или соблюдаются нерегулярно, низкая дисциплина в силу отсутствия контроля, каждый «сам по себе». Корреляционное исследование обнаружило статистически значимую взаимосвязь уровня эмпатии подростка и показателей семейной адаптации и сплоченности. Чем выше уровень семейной сплоченности и адаптации, тем выше уровень эмпатии у подростка. Тем не менее, очень высокий уровень эмпатии у подростков из неблагополучной семьи скорее обусловлен созависимостью, формирующейся на основе эмоциональной сензитивности.

Анализ результатов диагностики социально-психологической адаптации продемонстрировал следующее. Наиболее значимыми оказались различия подростков в уровнях показателей таких факторов, как эскапизм (уход от проблем) – 60% (в контрольной 30%), эмоциональный дискомфорт – 50% (в контрольной 20%), неприятие других – 50% (в контрольной 10%) и себя – 50% (в контрольной 20%), лживость – 20% (в контрольной 10%), дезадаптивность – 60% (в контрольной 10%). Эти факторы значительно выше в экспериментальной группе, чем в контрольной. Данные результаты феноменологически совпадают с основными показателями созависимости подростков из неблагополучных семей как комплекса отклонений в психологическом, эмоциональном состоянии и поведении, описанных в начале статьи.

Таким образом, подростки, воспитывающиеся в неблагополучной семье, отличаются низким уровнем адаптации в семье, которая характеризуется низкой сплоченностью в семейных отношениях, вследствие чего уровень социально-психологической адаптации у большинства подростков рассматривается как неудовлетворительный (40% адаптированных).

Проведенное исследование демонстрирует наличие положительной корреляции между уровнем сплоченности семьи, семейной адаптации и социально-психологической адаптации подростков из благополучной семьи. Уровень эмпатии также положительно коррелирует с уровнем сплоченности и адаптивности в семье. Тем не менее, очень высокий уровень эмпатийности способен затруднять социально-психологическую адаптацию в силу чрезмерной чувствительности таких подростков к влиянию окружения. Результаты экспериментальной группы свидетельствуют о более низких показателях семейной адаптации и сплоченности в семьях подростков, а также социально-психологической адаптации самих испытуемых. Уровень эмпатии более чем в половине случаев оказался либо очень высоким (15%), либо низким (40%). И в том, и в другом случае объяснительным механизмом такого результата может выступать созависимость членов неблагополучной семьи. В случае высоких показателей эмпатии она выступает как болезненная чувствительность и зависимость от состояния членов семьи (особенно пьющего родителя). Низкие показатели эмпатии объясняются стремлением подростка уйти от проблем и низкой сплоченностью семьи.

Повышение объективности полученных данных связано с организацией дальнейших исследований психологии подростка из неблагополучной семьи с применением комплекса верифицированных методик, математической статистики и увеличением количества обследуемых.


Библиографический список
  1. Кухарчук О.В., Митрофанова Е.А. Особенности социализации и реабилитации подростков, воспитывающихся в условиях депривации семейных отношений //Наука 21 века: вопросы, гипотезы, ответы. 2015. № 5 (14). С. 46-52.
  2. Рудзинская Т.Ф. Социально-психологические аспекты феномена родительства //Известия Саратовского университета. Новая серия. Акмеология образования. Психология развития. 2012. Т. 12. № 4. С. 62-65.
  3. Москаленко В. Д. Дети больных алкоголизмом (возраст от 0 до 18 лет). Серия: Обзоры по важнейшим проблемам здравоохранения и медицины [Текст] / В.Д. Москаленко. – Обз. инф. НПО «Союзмединформ».— М., 1990.— 68 с.
  4. Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи: Книга для педагогов и родителей [Текст] / В.М. Целуйко. – М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2004. – 272 с.


Все статьи автора «Кухарчук Ольга Валерьевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: