УДК 371.398(420)

О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Михайличенко Юлия Владимировна
Национальный университет имени Тараса Шевченко
кандидат педагогических наук

Аннотация
В статье рассматриваются некоторые аспекты процесса формирования, становления и развития института британской семьи, специфики воспитания и обучения детей на разных этапах многовековой истории Великобритании. Особое внимание уделено традиционным формам и своеобразной специфике воспитания британских детей, отличающимся строгостью и жесткими требованиями.

Ключевые слова: британский менталитет., детоцентрические идеи, жестокое обращение с детьми, концепция детства, семейное воспитание


SOME PECULIARITIES OF FAMILY EDUCATION IN THE UK

Mikhailichenko Yulia Volodymyrivna
Taras Shevchenko National University
Ph.D. in Pedagogical Sciences

Abstract
The article discusses some aspects of the process of formation, formation and development of the institution of a British family, the specifics of upbringing and education of children at different stages of the long history of the UK. Particular attention is paid to traditional forms of education and the kind of specificity of British children, the austere and rigid requirements.

Keywords: child abuse, family education, the British mentality, the concept of childhood


Библиографическая ссылка на статью:
Михайличенко Ю.В. О некоторых особенностях семейного воспитания в Великобритании // Современная педагогика. 2015. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://pedagogika.snauka.ru/2015/03/3462 (дата обращения: 02.10.2017).

Проблемами совершенствования семейного воспитания детей человеческое сообщество занимается со времен возникновения семьи – первичного социального института общества. На формирование системы семейного воспитания в Великобритании наложили отпечаток изначально присущие жителям островного государства ярко выраженные черты патриархального, великодержавного и одновременно эгоцентрического (в положительной трактовке значения этого слова) характера. Фундамент системы – строгая регламентированность генезы воспитательного и учебного процессов с ориентацией на четко определенный конечный результат. В основе концепции – священная для каждого британца константа: “Мой дом – моя крепость”, с экстраполяцией доминанты формулы на страну в целом. С программой-максимум, предусматривающей наследственное воспитания новых и новых поколений граждан страны, которая не только сделала первые шаги на пути мировой научно-технической революции, но и поделилась своими достижениями с многочисленными колониальными территориями на всех континентах, где они обернулись ростками, а со временем и ощутимыми плодами  достижений цивилизации.

В наши дни главное достижение британской системы воспитания в том, что среднестатистический гражданин Великобритании – это высокообразованный человек, как правило, сдержанный в проявлении своих чувств, законопослушный, в меру консервативный, не слишком подверженный  веяниям модных “скороспелых” новаций. Одновременно с этим он обладает весьма высоким потенциалом инициативности,  самоутверждения и самостоятельности, решительности и энергии, когда речь заходит об отстаивании, в том числе и силовой, и своих собственных (семейных), и общенациональных приоритетов. Именно такие люди во многом определили  значительные успехи Великобритании  в экономической, социальной и духовной сферах.

Немало убедительных примеров в подтверждение вышесказанного  находим в произведениях выдающихся британских писателей и драматургов – Д.Голсуорси, Р.Киплинга, О. Уайльда, В. Шекспира, Р.Шеридана; социалистов-утопистов – Т.Мора, Р. Оуэна, Г.Уильяма, Д.Уинстенли.

Особое место в их ряду занимает Роберт Оуэн (1771-1858). Он стал первым из утопистов, кто решился трансполировать сущность умозрительных теоретико-педагогических концепций своих предшественников и современников в плоскость конкретных, инновационных по содержанию и форме теоретических и практических действий. В начале XIX в. Оуэн выдвинул программу радикальной перестройки общества путем создания “поселков общности и сотрудничества”, лишенных частной собственности, классов, эксплуатации, противоречий между умственным и физическим трудом. Мотивацию их создания он изложил в работах “Объяснение причин нищеты, в которой утопает цивилизованный мир” (An Explanation of the Cause of Distress which pervades the civilized parts of the world), “Книге о новом нравственном мире” (The Book of the New Moral World) и “Докладе графству Ланарк о плане облегчения общественных бедствий» (Report to the County of Lanark of a Plan for relieving Public Distress). Значительное место в его педагогической программе занимали детоцентрические идеи, изложенные в духе принципиально нового подхода к воспитанию и обучению детей из рабочих семей. Они противоречили сторонникам доминировавшей в то время в определенных кругах социоцентрической концепции воспитания подрастающего поколения, пропагандисты которой  считали, что семья не может быть хорошей воспитательницей, потому что в ней, мол, надлежащему воспитанию мешает  слепая родительская любовь. Главную цель деятельности педагогических структур Р. Оуэн видел в том, чтобы защитить детей от негативного влияния далекого от совершенства социального окружения, обеспечить их всестороннее физическое и умственное развитие или, как говорят теперь, успешную социализацию исключительно гуманным, ненасильственным путем [4, с. 12].

Отличительные черты менталитета британцев во многом определяли и ныне  определяют их отношение к воспитанию детей в семьях. При этом превалирует убеждение, что лучший, к тому же надежно верифицированный практикой предыдущих поколений императив воспитания – это возведенная  в настоящий культ разумная строгость, близкая к спартанской.  И не только как дань уважения к традиционным обычаям, но и как признание их не утратившими своей значимости и поныне [1, с. 79].

Британцы очень серьезно относятся к своим гражданским обязанностям и правам, особенно к праву  на невмешательство в частную жизнь семьи (privacy), и на неприкосновенность своего так называемого “частного пространства”. Эта специфическая  черта, как и подходы к воспитанию детей в семье, достаточно подробно отражены в древнеанглийских  эпосах и поэзии, манускриптах средневековья, литературном наследии эпохи Возрождения, трудах выдающихся мыслителей, политиков, ученых, педагогов, писателей разных времен. В числе выдающихся  британцев, которые  занимались проблемами совершенствования семейного воспитания, анализировали причины нежелательных проявлений в нем, размышляли над путями всемерной гармонизации и гуманизации отношений между взрослыми и детьми в семейном кругу, были Г.Бокль, Б.Дизраели, Ч.Диккенс, Д.Локк, Т. Маколей, Б. Шоу. Ознакомление с их педагогическими взглядами позволяет четче проследить, как с течением времени в Великобритании менялись взгляды не только на сам институт семьи и ее основные  функции, но и на идеалы, принципы, формы и методы воспитания детей.

В Великобритании цели и задачи воспитания детей в семье определяются, прежде всего, взаимоотношениями, которые складываются в этой сфере между государственной властью и различными социальными группами населения, их способностью совместными усилиями создавать подрастающему поколению надлежащие условия для нормального физического и умственного развития, подготовки к достойному вступлению во взрослую жизнь. Как известно, в этом сложном процессе иногда не обходится без явления, которое в современной социологии, педагогике, медицине, правоведении и других дисциплинах определяется термином “жестокое обращение с детьми” (child abuse).  Природа данного многогранного явления имеет глубокие исторические корни, анализ которых свидетельствует о влиянии на данный феномен как сугубо личностных качеств воспитателей, так и факторов политического, социального, экономического характера.

Быт древней патриархальной и средневековой британской семьи, и, в частности, ее воспитательная роль характеризовались практически  полным  отсутствием в те времена  четкой концепции детства. Тогда детство трактовали как короткий и крайне малоценный период жизни.  Индифферентность по отношению к детству,  писал  известный историк  Ф. Ариес, объяснялась демографической спецификой того периода, т.е. высокой рождаемостью и столь же высокой детской смертностью, большим количеством детей в семье [5, с. 190].  В таких условиях семейное воспитание, по сути, сводилось  к ускорению процесса взросления. Признание в конце  XVIII веке феномена детства как особо важного этапа  жизненного цикла, понимание того, что временные рамки  детства во многом обусловлены уровнем материальной и духовной культуры социума, дало мощный импульс новому этапу  развития теории и практики семейного воспитания. Ребенок обрел статус ключевой  фигуры  семьи.

Как следует из исследований историков, педагогов, социологов и экономистов (Н. Аберкомби, А.Грин, С. Гудман, Д. Добсон, Дж. Келли, Д. Морган, Д. Невил, К. Сигно и др.), семьи английских рабочих во время промышленной революции, перехода от  аграрной экономики к  становлению фабричной системы производства, усиления эксплуатации со стороны собственников средств производства  несли большие лишения и бедствовали. Это побуждало малоимущих  родителей отдавать малолетних детей на работу на  фабрики, мануфактуры, шахты, рудники,  в мастерские [6, с. 487]. В то время работодатели, подбирая работников на несложные технологические операции, предпочитали детей. Объяснялось это сугубо прагматическими причинами. Во-первых, детям можно устанавливать более низкую, чем взрослым, заработную плату; во-вторых, они не могли постоять за себя, возразить  работодателям; в-третьих, они не были способны объединяться для отстаивания своих прав. Не было выбора и у родителей многодетных семей. Условия труда детей были ужасны,  их нередко  заставляли работать по 12-15 часов в сутки, часто ночью. Надзиратели стаскивали детей с кроватей и гнали на работу. Вечером уставшие  дети  не имели сил идти домой,  забирались в сушилки и ложились спать.  Те же дети, если они приходят домой, из-за усталости не могут есть –  писал об этом в  работе “Положение рабочего класса в Англии” Ф.Энгельс.

В таких условиях воспитанием детей, если это, конечно, можно назвать воспитанием, занимались надзиратели, которым собственники предприятий делегировали надзорные функции на производстве.  Своих  родителей работающие дети могли не видеть месяцами  [3, с. 19].

Объективно действия родителей, которые обрекали детей на такие  физические и моральные муки, подпадают под определение “жестокое обращение”. Но такая жестокость  была в своей основе вынужденной, безальтернативной. Иного способа, чтобы прокормить семьи и детей, у малоимущих людей просто не было.

Со временем, по мере дифференциации  социальной структуры общества, развития тред-юнионизма, вмешательства различного рода прогрессивных общественных организаций положение малолетних работающих детей начало  меняться к лучшему. Законами 1833, 1850 и 1853 года был ограничен рабочий день для несовершеннолетних,  а на особо вредных производствах, в шахтах и на рудниках  вообще запрещен [7, с. 273].  Это привело к существенным изменениям в  функциях и роли британской семьи. Последующая урбанизация,  коренные социальные перемены в конце  XIX – начале ХХ века  обусловили  определенную  стандартизацию форм и признаков семей различных  социальных стратификаций, а также  формирование  единого их типа с более широким и четким  ареалом воспитательных  функций. Именно в  этот период среднестатистические британские семьи стало отличать существенное уменьшение числа детей. Интенсивное развитие науки и техники, индустриализация промышленности поставили на повестку дня вопрос о получении детьми соответствующего  образования в школе, что было  не по карману многодетным семьям. После законодательного закрепления всеобщей обязательности образования существование многодетной семьи утратило функциональную  нецелесообразность и былой прагматический смысл.  К  середине  XX  века  среднестатистическая британская  семья имела  двух детей  [2, с. 156].

Параллельно с эволюцией института британской семьи трансформировались и  ее главные задачи. Семья несла ответственность не только за жизнь, здоровье и физическое состояние ребенка, но и за его комплексную подготовку к успешной социализации. При этом традиционно сохранялся присущий британскому менталитету пиетет к строгости в воспитании.

Когда  в  1990-х годах  первые “новые русские” получили возможность отправить своих сыновей в престижные британские школы-пансионы, они бывали удивлены. Несмотря на высокую стоимость обучения, принимающая сторона предлагала  учащимся аскетически-спартанские условия: многоместные спальни без отопления зимой, строгую дисциплину, обязательное соблюдение жесткого распорядка дня, очень простое питание.

Подобного рода воспитательные строгости, как показывает британский педагогический опыт, дают желаемые результаты. С детства привыкшие к разумным ограничениям, британцы нормально чувствуют себя в сложных жизненных ситуациях, стойко перенося всевозможные трудности. В свое время мир облетели фотографии принца Уильяма, занятого на тяжелых волонтерских работах Южной Америке, где он находился на молодежной практике. Жил в многоместной палатке, спал на голых досках,  работал наравне со всеми. Именно таким – непритязательным в быту, готовым к тяжелой работе, к преодолению любых трудностей, по мнению британцев, и   должен быть наследник короны.  Это закономерно. Еще в начале ХХ века именно в Великобритании, по инициативе  полковника  Роберта Стивенсона  Баден-Пауэлла зародилось движение бойскаутов, девизом которых стал призыв “Будь готов!” (Be Prepared!); С этим лозунгом  британские подростки  учились самостоятельно преодолевать любые трудности и суровые испытания. Учатся этому и  сейчас.

Неизменная,  по сути, на протяжении веков основная цель британской педагогики и практики семейного воспитания – подготовка к жизни и труду высокообразованного, достаточно интеллектуально и физически развитого, нравственно и психически устойчивого, самостоятельного, неприхотливого и сдержанного в проявлении своих эмоций человека. Высокий уровень  британского образования признан мировым сообществом. Недаром британские университеты и  частные школы занимают верхние строки во всех международных  образовательных рейтингах, а  во  многих странах  мира британская модель образования взята на вооружение,  как бесспорный эталон.


Библиографический список
  1. Венгер Л.А. Воспитание и обучение детей в Великобритании / Л.А. Венгер // Дошк. воспитание. 1983. – №2. – С. 73-79.
  2. Гуманистическая мысль, школа и педагогика  начала нового времени: Сб. тр. АПН СССР, НИИ общей педагогики. – М., 1990. – 200 с.
  3. Демченко А. И. Теория и практика семейного воспитания в Великобритании (историко-педагогический аспект): А.И.Демченко/Дис … канд. пед. наук: 13.00.01 /Донецкий гос. педагогический ун-т им. Тараса Шевченко. – Луганск, 2001].
  4. Оуэн Роберт. Избранные сочинения: пер. с англ. / Роберт Оуэн; пер., коммент. С.А. Фейгина . – М. : Изд-во АН СССР, 1950.
  5. Aries Philippe. Centuries of Childhood: A Social History of Family Life. – Harmondsworth, England: Penguin Books, 1973.
  6. The Oxford History of Britain. Kenneth O. Morgan (Editor) Oxford University Press, 2010, 821 p.
  7. Henry De Beltgens Gibbins. The Industrial History of England. – London : Methuen & Co.; 13th edition, 1997.


Все статьи автора «Михайличенко Юлия Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: